положа руку на сердце

Чудеса на Святой Земле. Часть первая

Чудеса на Святой Земле

Рейс номер 267

В аэропорту Бен-Гурион нашу группу встречала экскурсовод с трогательной табличкой в руках: «Град Петров». Когда мы все собрались в кружок, она произнесла приветственные слова, которые меня удивили:

– С каждым из вас обязательно произойдёт здесь какое-то чудо, ведь вы ступили на необыкновенную, Святую Землю. Можете мне поверить, я вожу экскурсии уже пять лет. Надо только суметь это чудо увидеть.

Необычность поездки я ощутила ещё в Петербурге в день отъезда. Было пять часов утра, когда я брела по пустынной улице с громыхающей сумкой на колёсиках и ругала себя за легкомысленный отказ от провожатых, заказа такси, и раздумывала, не опоздаю ли на самолёт. На автобусной остановке я увидела довольно большую группу людей и неуверенно спросила у ближайшей женщины:

– Вы ждёте какой-то автобус?

– Да вот уже идёт рейсовый, – ответила та, махнув рукой за мою спину.

Обернувшись, я приятно удивилась: по расписанию, с которым заранее ознакомилась, первый автобус должен подойти только через тридцать минут!

В Пулково я приехала на час раньше, чем необходимо, и устроилась в кресле в ожидании регистрации на рейс, как обычно бывает, в состоянии некоторого беспокойства. Достала посадочные документы, убедилась, что всё на месте, уточнила номер рейса. Так, надо запомнить: рейс номер 267… Да ведь это же номер моей квартиры! Я откинулась на спинку кресла: вместо беспокойства перед дальним перелётом, меня охватило лёгкое, радостное чувство, будто я еду домой! И в продолжение восьми дней путешествия по Святой Земле у меня было ощущение чего-то родного, узнаваемого, не убитого ни чужой речью, ни экзотическими одеждами арабов и хасидов, ни кордонами военных с автоматами, часто встречающимися на пути нашего экскурсионного автобуса…

Чудеса на Святой Земле

"Иордан обратился назад"

Главное событие, ради которого мы приехали на Святую Землю именно в эти дни, был праздник Крещения Господня. Однако наш гид матушка Мария, жена протоиерея греческой церкви Святителя Николая, очень нас расстроила: уже несколько лет подряд израильские военные не пускают паломников к историческому месту крещения Господа Иисуса Христа, и надо усиленно молиться, чтобы это разрешение, наконец-то, получить.

18 января утром мы зашли в автобус ещё без уверенности попасть именно туда, где Иоанн Предтеча крестил Господа, а не в другое место Иордана. Матушка снова призвала всех к молитве и будничным голосом добавила: мол, сегодня, после чина Великого освящения воды, мы увидим, как Иордан потечёт вспять. Видно, это явление было для неё делом привычным. Но не для меня. От такого сообщения я даже привстала и вскрикнула:

– Как это «вспять»? Что, Иордан на самом деле потечёт в обратную сторону?

Но матушка только устало махнула рукой:

– Да вы сами сейчас всё увидите!

Я сконфуженно примолкла и плюхнулась в кресло. Но мне не удалось справиться с вскипевшим потоком мыслей в голове: «Что значит, “Иордан потечёт вспять”? Как это понимать? Неужели буквально?..» А ведь я раньше слова 113 псалма «Море увидело и побежало; Иордан обратился назад», которые исполняются в песнопениях праздника Крещения Господня, воспринимала аллегорически. Иордан впадает в Мёртвое море. Иордан – образ смертного человечества, а Мёртвое море – образ ада. Из всех земных рек Христос крестится именно в Иордане, как бы освобождая род человеческий от течения к смерти. Это толкование слов псалма святителем Иоанном Златоустым было для меня в своё время настоящим открытием. Но чтобы вода в Иордане вспять потекла! И хотя мозг отказывался вмещать это необыкновенное сообщение, что-то внутри меня уже жило и трепетало в ожидании чуда.

Под одежду поверх купальника я, по совету матушки Марии, ещё в гостинице надела белую рубашку, купленную накануне в арабской лавочке возле Гроба Господня. По дороге к Иордану наш автобус остановился у последнего магазина, где можно было недорого приобрести белые рубашки тем из нас, кто раньше этого не сделал. После суеты с покупками мы пешком начали подниматься по дороге вверх и остановились возле какой-то стены. Я оказалась рядом с экскурсоводом в тот момент, когда она объявила, что мы находимся возле входа в первую могилу Лазаря Четверодневного! За все дни поездки я так и не смогла привыкнуть к молниеносному чередованию будничного и великого на этой удивительной Святой Земле!

У стен монастыря Святого Иоанна Крестителя

И вот, наконец, все волнения от неизвестности позади, и мы находимся вблизи исторического места крещения Христа, у стен монастыря Святого Иоанна Крестителя! Недолгое ожидание приезда Патриарха Иерусалимского Феофила – и крестный ход под гром литавр и трубные звуки торжественно двинулся на Иордан, где и начался чин Великого освящения воды. Всё богослужение на посохе Патриарха чинно восседал белый голубь. В конце службы он взлетел, совершив два круга над нашими головами, и снова вернулся на своё место.

Израильские военные, с автоматами наперевес охранявшие подходы к Иордану, пропустили священников к воде и сомкнули ряды перед паломниками. Меня охватило беспокойство: как же увидеть самое важное?! А слева и справа от навеса, где проходило богослужение, установлены огромные мониторы, проталкиваюсь к одному из них. Всё происходящее внизу видно в нём как на ладони! Вот священники бросают в реку впереди себя привязанные к лентам венки из зелёных листьев и цветов. А вытаскивают вскоре с левой стороны – их относит течением. Но Иордан течёт из Галилейского озера в Мёртвое море, то есть слева направо, если смотреть с нашего берега… Значит, и венки должно относить вправо!..

Я заворожённо смотрю на это действо, которое повторяется многократно, видимо, для таких маловеров, как я. Растерянно озираюсь по сторонам и встречаюсь глазами с матушкой. Она почти смеётся, глядя на моё потрясённое лицо…

Почему вода в Иордане солёная

Почему вода в Иордане солёная

Набираю только что освящённую крещенскую воду в привезённую из Петербурга бутылку. Для этого не надо спускаться к реке; вода подаётся наверх с помощью водопровода. Отливаю святой водички в пластиковую кружку, делаю большой глоток и столбенею от неожиданности: вода – горько-солёная! В голове мелькает «смелое предположение»: не воды ли Мёртвого моря дотекли сюда, «обратившаяся назад»?

Впрочем, раздумывать некогда, сотни паломников в крещенских рубашках уже стоят на подступах к реке большим белым облаком. По другую сторону ограждения снуют израильские солдаты. Один из них, размахивая автоматом, на чистейшем русском языке неутомимо выкрикивает призывы не толпиться у турникетов, не напирать на ограждение, сделать несколько шагов назад.

Через час топтания на одном месте наше «белое облако» начинает глухо ворчать, впереди слышна перебранка военных с паломниками, недовольными крайне медленным продвижением очереди. Стоящая слева от меня группа людей во главе с батюшкой дружно запевает: «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…» Спустя короткое время я с удивлением вижу, как они с пением проходят через турникет. Предлагаю своим соседям справа спеть тропарь празднику. Они смущенно говорят, что не знают слов… С соседями слева, сзади и сбоку – та же история. Начинаю тихонько петь тропарь про себя. Стоять становиться легче, но никакого продвижения вперед не наблюдается… Ещё через два часа протискиваюсь через турникет, сбегаю по ступенькам к деревянному настилу, быстро снимаю обувь и подхожу к воде. Холодная! Заставляю себя судорожно окунуться три раза в ледяную воду, бормоча: «Во имя Отца! И Сына! И Святаго Духа! Аминь!», – и пробкой выскакиваю на помост! Всё тело горит огнём, как после хорошей русской бани! Усталости от трёхчасового стояния как не бывало, наоборот, меня охватывает ощущение телесной невесомости и невероятной радости, переполняющей через край!..

В автобусе первым делом спрашиваю матушку Марию, почему вода в Иордане солёная.

– А вы что, уже хлебнули? – восклицает матушка с выражением ужаса на лице.

– Конечно, хлебнула! А разве нельзя этого делать? – недоумеваю я.

– Нет! Вода в Иордане имеет солёный вкус, поскольку вместе с грунтовыми водами в реку стекают удобрения с прибрежных полей! У вас живот ещё не болит?

– Почему он должен болеть? Ведь это святая крещенская вода! – не сдаюсь я, – А вы не пьёте воду, освящённую в Иордане?!

– Несколько капелек добавляем в бутылку с обычной пресной водой и только потом употребляем.

Я немножко сникаю от такого прозаического объяснения, почему вода в Иордане солёная… Пусть бы и Мёртвое море преобразилось в этот великий праздник!

Радость подстерегает меня уже дома, когда нашла в интернете выдержку из книги архимандрита Амвросия (Юрасова) «О вере и спасении»: «Накануне Крещения Господня православные христиане сбивают деревянные кресты, укрепляют на них зажжённые свечи, и река Иордан уносит их в Мёртвое море. А в день Крещения, когда воды Иордана поворачивают вспять и идут из Мёртвого моря, они возвращают кресты. И обычно пресная вода Иордана становится солёной».

Чудеса на Святой Земле

Литургия на Голгофе

В Сочельник вечером наша группа отправилась на ночную службу в храм Гроба Господня, известном также как храм Воскресения. Вопреки русской традиции, причащались без исповеди, на что нас благословил священник Греческой Православной Церкви. Это непривычно и, в каком-то смысле, дерзновенно, но в нашей группе не было сопровождающего священника, а в Греческой Церкви Таинства Исповеди и Причастия не связаны между собой. Литургия совершалась на месте распятия Христа, в часовне Голгофы, хотя обычно проходит в греческой части храма Гроба Господня. Служба шла на греческом языке, но была легко узнаваема, и я не заметила больших отличий от нашей. Особую радость русским паломникам доставило пение «Символа веры» и «Отче наш…» на церковно-славянском языке. По тому, как мощно прозвучали песнопения, можно было судить о численности наших соотечественников в часовне Голгофы. Греки эти части службы не поют, а будто чеканят – торжественно и строго, создавая у молящихся особый настрой к бодрствованию. У греков не принято целовать Чашу после причастия, потому священнослужители ревностно оберегали её от русских паломников. Мои усердные поиски столика с запивкой ни к чему не привели; оказалось, что запивать причастие теплотой там тоже не принято. Но на выходе из часовни нам раздали кусочки антидора необычного серо-коричневого цвета.

Литургия на Голгофе в иерусалимском храме Воскресения – событие, чудесным образом потрясающее все дремлющие духовные чувства и силы в человеке. О нём могу сказать, перефразируя слова послов святого князя Владимира: не знаю, на небе я была или на земле.

Чудеса на Святой Земле

Благодатный огонь в январе

В Галилею мы едем в сопровождении экскурсовода Олега. Дорога дальняя, невероятное количество сильнейших впечатлений сменяют друг друга. Да и происшествие, о котором рассказал Олег, осталось в моей памяти. Начал он со случаев, когда Благодатный огонь появлялся в храме Гроба Господня не только в Великую Субботу, но и в другие дни, а затем поведал историю, произошедшую с его коллегой несколько дней назад.

Было очень холодно, и экскурсовод, целый день водивший группу паломников по городу, сильно продрог. Войдя в храм Воскресения Христова, он решил погреть руки над горящими свечами в большом подсвечнике возле Кувуклии. Протянув туда руки, он не почувствовал тепла. Опустил руки пониже. Не греет… Ещё ниже – не греет… Сунул руки в самый огонь – не опаляет! Он подозвал к себе паломников, объяснил, в чём дело; все сунули руки в огонь – не опаляет!

Кто-то из сидящих в нашем автобусе экскурсантов вычислил, что это произошло в день, а, возможно, и в то время, когда и наша группа находилась в храме Воскресения Христова! Позже, заглянув в календарь, я выяснила: был канун Крещенского сочельника, когда празднуется собор 70-ти апостолов.

Окончание следует...

Лариса КАЛЮЖНАЯ

Поделиться с друзьями: